Владимир Высоцкий

Зэка Васильев и Петров-зэка

Сгорели мы по недоразумению:
Он за растрату сел, а я - за Ксению.
У нас любовь была, но мы рассталися:
Она кричала и сопротивлялася.

         На нас двоих нагрянула ЧК,
         И вот теперь мы оба с ним зэка -
         Зэка Васильев и Петров-зэка.

А в лагерях - не жизнь, а темень-тьмущая:
Кругом майданщики, кругом домушники,
Кругом ужасное к нам отношение
И очень странные поползновения.

         Ну а начальству наплевать: за что и как.
         Мы для начальства - те же самые зэка:
         Зэка Васильев и Петров-зэка.

И вот решили мы - бежать нам хочется,
Не то всё это очень плохо кончится:
Нас каждый день мордуют уголовники,
И главный врач зовёт к себе в любовники.

         И вот - в бега решили мы, ну а пока
         Мы оставалися всё теми же зэка -
         Зэка Васильев и Петров-зэка.

Четыре года мы побег готовили -
Харчей три тонны мы наэкономили,
И нам с собою даже дал половничек
Один ужасно милый уголовничек.

         И вот ушли мы с ним в руке рука, -
         Рукоплескали нашей дерзости зэка -
         Зэка Петрову, Васильеву-зэка.

И вот - по тундре мы, как сиротиночки, -
Не по дороге всё, а по тропиночке.
Куда мы шли - в Москву или в Монголию, -
Он знать не знал, паскуда, я - тем более.

         Я доказал ему, что запад - где закат,
         Но было поздно: нас зацапала ЧК -
         Зэка Петрова, Васильева-зэка.

Потом - приказ про нашего полковника:
Что он поймал двух крупных уголовников, -
Ему за нас - и деньги, и два ордена,
А он от радости всё бил по морде нам.

         Нам после этого прибавили срока,
         И вот теперь мы - те же самые зэка -
         Зэка Васильев и Петров-зэка.

1962