Владимир Высоцкий

Расстрел горного эха

В тиши перевала,
                где скалы ветрам не помеха, помеха,
На кручах таких,
                на какие никто не проник, никто не проник,
Жило-поживало
             весёлое горное, горное эхо, -
Оно отзывалось на крик -
                        человеческий крик.

Когда одиночество
                 комом подкатит под горло, под горло
И сдавленный стон
                 еле слышно в обрыв упадёт, в обрыв упадёт,
Крик этот о помощи
                  эхо подхватит, подхватит проворно,
Усилит и бережно
                в руки своих донесёт.

Должно быть, не люди,
                     напившись дурмана и зелья, и зелья,
Чтоб не был услышан никем
                         громкий топот и храп, топот и храп,
Пришли умертвить,
                 обеззвучить живое, живое ущелье.
И эхо связали,
              и в рот ему сунули кляп.

Всю ночь продолжалась
                     кровавая злая потеха, потеха,
И эхо топтали,
              но звука никто не слыхал, никто не слыхал.
К утру расстреляли
                  притихшее горное, горное эхо -
И брызнули слёзы,
                 как камни из раненых скал…

1974


Написана для фильма «Единственная дорога», - но не вошла.