Роберт Рождественский

Стихи о живой песне

Свет погаснет.
Лысый демон
палочкой взмахнёт.
На эстраду выйдет
                  тенор -
ручки распахнёт.
И, от упоенья млея,
стоя на носках,
станет песнею моею
горло
      полоскать.
Мне на муку и на горе
песня задрожит.
Будет песня в медном горле,
будто в клетке,
                жить.
Рваться из него на волю
в зал полупустой,
получаться неживою,
чопорной,
не той…
Тенор будет нежно мямлить,
томно завывать,
будет он играть бровями,
глазки закрывать.
А в конце,
привычный ужас
в дамочек вселя,
тенор выдаст,
              поднатужась,
тоненькое «ля».
И замолкнет деловито…
Под визгливый стон
я тогда на сцену выйду
и скажу:
- Постой!
Ты поёшь по всем законам.
Правильно.
И всё ж -
эта песня мне знакома -
ты не так поёшь!..
Написал я эту песню
ночью
      у костра.
Я хотел, чтоб эта песня
не простой была.
Чтоб она из душных спален
позвала людей.
Чтоб её
хороший парень,
как рюкзак, надел.
Чтоб до неба,
              как до крыши, -
искоркам взамен, -
голос
      тихий и охрипший
долететь сумел.
И, растаяв в поднебесье,
чтоб зажёг зарю…
Мне знакома
            эта песня -
честно говорю!..
Впрочем, что я здесь толкую
и о чём кричу?
Я ж не написал
               такую -
Написать хочу.

?


Читает Роберт Рождественский