Римма Казакова

Дублёрша

Мне жалко всё-таки дублёршу,
не ту исправную долбёршу,
что - точка в точку, как пароль, -
перенимает у премьерши
её божественную роль.

Мне жалко ту, что стала б лучшей,
когда бы не капризный случай…
А впрочем, не его вина.
Был тренер убеждён: «Добьёшься!»
Ну а талантливость - дублёрша,
и вот срывается она.

Талантливость - не для сравнений.
Талантливость полна сомнений,
порой ломающих хребет.
Ей не укажешь, не прикажешь,
её финалов не предскажешь,
в её провалах - блеск побед.

Куда тягаться ей с машиной,
хоть скучной, но непогрешимой?
Она - рисковая душа…
Не рассчитала, сдали нервы.
Что ж, воздадим по праву первой:
та в самом деле хороша.

И всё ж да здравствуют дублёрки
с небес ликующей галёрки,
чьё золото вдали пока.
Оно звенит весенним звоном,
оно плывёт над стадионом,
до срока прячась в облака.

И та дублёрочка в гримёрной,
которой, с точностью гравёрной
творя тот долгожданный грим,
шепнёт растроганно гримёрша,
что и сама была дублёрша,
что этот миг неповторим!

И та, Великая Вторая…
Сигналы Первой, замирая,
она ловила - всей собой.
А что же во вселенной больше?
Моя земля, моя дублёрша,
отважный шарик голубой!

Да здравствует всё то, что - завтра,
что обжигающе внезапно
и ново, как рожденье дня!
Я знаю: словно пули в дуле,
вы и во мне гнездитесь, дубли
меня -
       талантливей меня!

?


Читает Римма Казакова