Михаил Исаковский

***

Есть во Всходском районе деревня такая,
Где над речкой крушина цвела,
Где гармонь, на гулянье девчат закликая,
Вдоль по берегу вечером шла;
Где в полях поднималися дружные всходы,
По оврагам журчали ручьи;
Где на ясные зори, на тихие воды
Прилетали весной соловьи…

Есть во Всходском районе деревня такая,
Где оставил я детство своё.
И куда б я ни шёл - мне звучал, не смолкая,
Тёплый ласковый голос её.
И не раз моё сердце туда порывалось -
В золотые её вечера…

Ничего от деревни моей не осталось,
Ничего - ни кола, ни двора.
Оплели её немцы колючкою ржавой,
Чтобы жить и дышать не могла,
И во имя разбойной фашистской державы
Подожгли и спалили дотла.
Всё растерзано, смято, разбито, разрыто,
И неведомо, сколько недель -
Одинокий и скорбный, людьми позабытый,
Над колодцем скрипел журавель.
Опалённый пожаром, взывал он о мести
За великие муки земли.
За людей, что палач растоптал, обесчестил,
Что до срока в могилу легли.

И сурово земля оскорблённая мстила
Душегубу - врагу своему:
За два года она не дала, не взрастила
Ни единой былинки ему.
Никакой, даже самой жестокой, угрозой
Враг добиться не мог ничего,
Лишь могильных крестов из смоленской берёзы
Не жалела земля для него.
Получил он сполна, что другим напророчил -
Бесноватый фашистский пророк! -
И росли, и росли эти мёртвые рощи
У больших и у малых дорог.
И пришла, наступила такая година -
Покатилась чумная орда!..
Ты навеки свободна, родная краина, -
Чёрный день не вернётся сюда.
Стихли зарева, смолкли раскаты орудий,
Чист и ясен вдали небосклон.
И впервые на свет выбираются люди, -
Кончен тяжкий, кровавый полон!
И, сверкая на солнце, в разливе широком,
Льётся тихо и плавно Угра,
И погонщики гонят стада по дорогам,
И на стройку спешат мастера.
На родных пепелищах - с утра до заката -
Топоры неумолчно стучат,
И, поднявшись над пеплом, сосновые хаты,
Словно колокол медный, звучат.
Вон уже воробьи примостились на крыше,
Вон из труб показались дымки… -
Ничего… уж теперь поживём мы, подышим, -
Не спеша говорят старики.

Расправляйся ж и крепни, сторонка родная,
Беспечально и вольно живи!
Пусть опять, словно песня большая-большая,
Поднимаются всходы твои;
Пусть добром наполняется каждая хата,
Пусть бушуют сады над Угрой
И на берег высокий выходят девчата
На свиданье вечерней порой.
Всё, что было с тобою, - пусть в сон обернётся
И твои не туманит глаза.
Пусть отныне твоей головы не коснётся
Никогда никакая гроза!

1943


Читает Михаил Исаковский