Зинаида Гиппиус

На Сергиевской

Н. Слонимскому
Окно моё над улицей низко,
     низко и открыто настежь.
Рудолипкие торцы так близко
     под окном, раскрытым настежь.

На торцах - фонарные блики,
     на торцах всё люди, люди…
И топот, и вой, и крики,
     и в метании люди, люди…

Как торец, их одежды и лица,
     они, живые и мёртвые, - вместе.
Это годы, это годы длится,
     что живые и мёртвые - вместе!

От них окна не закрою,
     я сам - живой или мёртвый?
Всё равно… Я с ними вою,
     всё равно, живой или мёртвый.

Нет вины, и никто - в ответе,
     нет ответа для преисподней.
Мы думали, что живём на свете…
     но мы воем, воем - в преисподней.

Ноябрь 1916