Александр Галич

Черновик эпитафии

Худо было мне, люди, худо…
Но едва лишь начну про это,
Люди спрашивают - откуда,
Где подслушано, кем напето?

Дуралеи спешат смеяться,
Чистоплюи воротят морду…
Как легко мне было сломаться,
И сорваться, и спиться к чёрту!

 Не моя это, вроде, боль,
 Так чего ж я кидаюсь в бой?
 А вела меня в бой судьба,
 Как солдата ведёт труба!

Сколько раз на меня стучали,
И дивились, что я на воле,
Ну, а если б я гнил в Сучане,
Вам бы легче дышалось, что ли?

И яснее б вам, что ли, было,
Где - по совести, а где - кроме?
И зачем я, как сторож в било,
Сам в себя колочусь до крови?!

 И какая, к чертям судьба?
 И какая, к чертям, труба?
 Мне б частушкой по струнам, в лёт,
 Да гитара, как видно, врёт!

А хотелось-то мне в дорогу,
Налегке при попутном ветре,
Я бы пил молоко, ей-Богу,
Я б в лесу ночевал, поверьте!

И шагал бы как вольный цыган,
Никого бы нигде не трогал,
Я б во Пскове по-птичьи цыкал,
И округло на Волге окал,

 И частушкой по струнам в лёт,
 Да гитара, как видно, врёт,
 Лишь мучительна и странна,
 Всё одна дребезжит струна!

Понимаю, что просьба тщетна,
Поминают - поименитей!
Ну, не тризною, так хоть чем-то,
Хоть всухую, да помяните!

Хоть за то, что я верил в чудо,
И за песни, что пел без склада,
А про то, что мне было худо,
Никогда вспоминать не надо!

 И мучительна и странна,
 Всё одна дребезжит струна,
 И приладиться к ней, ничьей,
 Пусть побробует, кто ловчей!

А я не мог!

?


Поёт Александр Галич