Юрий Визбор

На плато Расвумчорр

На плато Расвумчорр не приходит весна,
Не плато Расвумчорр всё снега да снега,
Всё зима да зима, всё ветров кутерьма.
Восемнадцать ребят, три недели пурга.

Мы сидим за столом, курим крепкий табак,
Через час вылезать нам на крышу Хибин
И ломиться сквозь вой, продираться сквозь мрак,
Головой упираясь в проклятье пурги.

А пока мы сидим за дощатым столом,
Курит старший механик столичный «Дукат»,
Привезённый сюда сквозь жестокий циклон
В двух карманах московского пиджака.

Он сидит и грустит неизвестно о чём -
Мой милейший механик, начальник дорог.
Через час ему биться с плато Расвумчорр,
По дороге идя впереди тракторов.

Потому что дорога несчастий полна,
И бульдозеру нужно мужское плечо.
Потому что сюда не приходит весна,
На затылок Хибин, на плато Расвумчорр.

По сегодняшний день, по сегодняшний час
Мы как черти здоровы, есть харч и табак,
Мы ещё не устали друзей выручать,
Мы ещё не привыкли сидеть на бобах.

Нас идёт восемнадцать здоровых мужчин,
Забинтованных снегом, потёртых судьбой,
Восемнадцать разлук, восемнадцать кручин,
Восемнадцать надежд на рассвет голубой.

Что вам снится, девчата, в предутренних снах?
Если снег и разлука, то это не сон, -
На плато Расвумчорр не приходит весна,
Мы идём через вьюгу, надежду несём.

У подножья плато в синей дымке страна,
Едут парни в составах за тысячи гор,
У кого вышина, у кого целина,
А у нас апатит на плато Расвумчорр.

1961


[вариант текста и вариант исполнения]
Поёт Юрий Визбор