Юлий Ким

Письмо Великого Князя Московского в Литву К. Прунскене

Казимира, Казимира,
Ты почто мне изменила,
Ты зачем так подкузьмила,
Казимира, мою власть?
Это всё Ландсбергис Витька!..
Вот кого бы застрелить бы…
Но ведь Польша сразу взвоет
Да и Франция не даст!..

Казимира, Казимира,
Ты мне семью разорила!
Ишь, распелась, как Жар-птица,
Растревожила гарем!
Я, конечно, дал свободу,
Но отнюдь не для разводу,
А чтоб ещё тесней сплотиться.
А ты думала - зачем?

Казимира, Казимира,
Ты меня прям изумила,
Ты, наверно, возомнила,
Казимира, о себе!
Ну, конечно, возомнила:
Вон как быстро всё забыла,
Чего, честно, Казимира,
Не скажу я о себе.

Я не Йоська с Риббентропкой
И не Лёнечка с Андропкой:
На трёх стульях одной попкой
Усиди, едрёна вошь!
Очень трудное сиденье!
И скажу тебе, Прунскенья,
Что от нового мышленья
Помаленьку устаёшь.

Так что завтра вам, заразам,
Нашим княжеским указом
Отключаю воду с газом,
Подавляя тяжкий вздох.
Казимира, Казимира!
Ну, ты, наверно, сообразила,
Что ты сама себя казнила,
А я делал то, что мог.
А что мог - то я и делал.
А иного не дано.

1990, весна


Поёт Юлий Ким